Психологические аспекты поведения в экстремальных ситуациях

Психологические аспекты поведения в экстремальных ситуациях

Экстремальные ситуации

Что такое экстремальная ситуация? На этот вопрос существует множество ответов. Прежде всего, экстремальной называют ситуацию, события которой выходят за привычные рамки и носят угрожающий характер. Иными словами, человек сталкивается с чем-то необычным, пугающим или опасным для здоровья или жизни. Кроме того, такая ситуация всегда вызывает бурный эмоциональный всплеск или тяжёлое психическое состояние. Так, например, к экстремальной ситуации можно отнести потерю близких людей. Источник – Эзотерика. Живое Знание

Многие учёные психологи и психофизиологи уделяли внимание описанию экстремальных ситуаций. (Так, например, Л. А. Кандыбович и В. А. Пономаренко говорят о «напряжённых ситуациях», с которыми приходится сталкивать людям определённых профессий; о «нештатных условиях» упоминают в своих трудах С. А. Шапкин и Л. Г. Дикая; иногда такого рода ситуации называют стрессовыми, основываясь на учении Ганса Селье.) Независимо от названия, данная ситуация характеризуется тем, что, попадая в неё, человек выходит за рамки привычного состояния и «теряет почву под ногами».

Даже ситуация конфликта, в которой отсутствует угроза для жизни, может стать экстремальной. Работая психологом в одной из российских авиакомпаний, я столкнулась с тем, что бортпроводники, а также сотрудники аэропорта буквально падают с ног после рабочей смены, проведённой в общении с пассажирами. Рабочая ситуация, в которой не было прямой угрозы для жизни, но зато было множество конфликтов вплоть до оскорблений, вполне может оказаться экстремальной, с точки зрения опасности для здоровья, как психологического, так и физического.

Что происходит с человеком в экстремальной ситуации?

Если человеку по долгу службы приходится часто сталкиваться с так называемыми чрезвычайными ситуациями, он знает, что главным врагом разумных действий является страх. Страх заставляет неопытных пожарных бежать от горящего дома, он вынуждает пилотов допускать непоправимые ошибки. Он мешает думать и решать необходимые для выживания задачи.

Страх может проявляться в бегстве или панике, он часто сопровождается сужением сознания, искажением восприятия и потерей контроля над собственными действиями и даже агрессивными вспышками. Ещё одно неприятное проявление страха – это ступор, во время которого человек не может двинуться с места*.

Ещё одним нашим «врагом» является эмоциональное напряжение. Даже если мы смогли подавить свой страх или неуверенность, это не значит, что он исчез. На самом деле мы удерживаем его внутри, затрачивая невероятное количество душевых сил. А сдержанность рано или поздно приводит к срывам, ошибкам и даже болезням.

Можно ли предугадать поведение человека в экстремальной ситуации? Как узнать, сможете ли вы преодолеть страх? Чтобы ответить на этот вопрос, психологи выявили, что теряют разум в сложных ситуациях люди тревожные, эмоционально неустойчивые, обладающие низкой или слишком высокой самооценкой и слабой нервной системой. Однако даже люди со всеми этими особенностями могут собраться и преодолеть свои слабости. А сильные и уверенные в себе зачастую теряют голову. Также не даёт гарантии и опыт человека.

В 1987 году в небе над Англией произошёл невероятный инцидент. В пассажирском самолёте во время полёта вылетело лобовое стекло, в результате чего не пристёгнутый командир воздушного судна выпал наружу и оказался прижат воздушным потоком к носу самолёта. Его помощник, совсем молодой пилот, не имевший опыта самостоятельных полётов, был вынужден сажать лайнер в одиночестве в условиях недостатка кислорода, в то время как в кабине бушевал торнадо. Он с блеском справился со своей задачей, рейс завершился без жертв.

Как объяснить эти и другие подобные случаи? Что позволяет человеку собраться и не впасть в ступор или панику? Однозначный ответ отсутствует.

Дать точный прогноз поведения того или иного человека в острой ситуации не может никто. Так что же делать тем, кто набирает сотрудников на сложную или опасную работу? Что делать человеку, который собрался связать жизнь с непростой профессией и хочет знать, сможет ли он сохранить трезвый рассудок, если возникнет риск для жизни? Ответ прост. К экстремальным ситуациям нужно готовиться, нужно учиться управлять собой и своим поведением. Такую подготовку можно назвать обеспечением собственной психологической безопасности.

Обеспечение психологической безопасности

Психологи МЧС, ежедневно сталкивающиеся с крайне тяжелыми ситуациями, уделяют большое внимание умению управлять эмоциями. Рассмотрим некоторые приёмы, которые могут помочь взять под контроль собственную эмоциональную сферу.

  1. Намеренное расслабление. Данное упражнение позволяет научиться осознанно расслаблять определённые группы мышц, а поскольку наши эмоции связаны с телом, мы учимся контролировать и их. Чтобы выполнить это упражнение, нужно сесть или лечь максимально удобно и начать расслабление тела от ног к голове.
  2. Осознание эмоций и слив. Вам нужно взять листок бумаги и ручку, а затем начать выписывать те чувства, которые переполняют вас в настоящий момент. Важно не сдерживаться и писать «без цензуры», выпуская на бумагу то, что накопилось внутри. Потом листок нужно выбросить. Некоторые рекомендуют его сжечь. Этот способ позволяет научиться справляться со страхом, неуверенностью, тревогой и другими неприятными состояниями. При этом он снимает сдержанность и напряжение.
  3. Отстранение. В конфликтных ситуациях можно использовать следующий приём. Представьте себе, что ваш оппонент находится за стеной, и его оскорбления и нападки не достают до вас. Этот метод позволяет «закрыться» от чужой агрессии, отвлечь внимание и не обижаться. Этот способ хорош для сотрудников сферы обслуживания, которые понимают, что нельзя тратить силы на выяснение отношений в конфликте.

Выполняя данные рекомендации в течение некоторого времени, вы заметите, что стали спокойнее и увереннее. Теперь вас не так задевают обидные высказывания, и вы можете справиться с собой, предотвратив вспышку бешенства.

Как действовать в сложной ситуации?

В заключение хотелось бы дать несколько советов тем читателям, кто по долгу службы может оказаться в сложных конфликтных ситуациях. Как действовать? Как защитить себя, если вы оказались один на один с разъярённой толпой или агрессивно настроенным человеком и не собираетесь вступать с ними в драку?

При общении с толпой необходимо помнить, что человек в толпе теряет свою индивидуальность. Толпа – это своего рода организм, чутко реагирующий на смену состояний оппонента. Постарайтесь встать таким образом, чтобы за спиной была стена. Лучше, между вами и толпой будет находиться стол или иная преграда. Ни в коем случае не показывайте страх или волнение. Не допускайте агрессивного тона и угрожающих жестов. Говорите чётко, простым языком, короткими предложениями, без эмоций. Постарайтесь, чтобы люди видели, что вы спокойны и уверенны. В этом случае вы сможете вступить в переговоры, а если повезёт, даже направлять действия толпы.

Как писал Антуан де Сент-Экзюпери, действие спасает от страха. Часто агрессия толпы или отдельных людей бывает вызвана именно страхом или неопределённостью. Если ваша должность позволяет это, постарайтесь направить энергию людей на конкретные действия, которые могут принести пользу. Это изменит их состояние.

Если вы вступили в тяжёлый конфликт, постарайтесь не настаивать на своем. Используйте приемы «психологического айкидо», созданного М. Е. Литваком. Помните, что агрессивный человек ждёт от вас сопротивления и возмущения. Не позволяйте ему втянуть вас в свою игру. Сохраняйте отстранённость и не проявляйте раздражения или агрессии. Очень быстро его запал иссякнет, и он прекратит перепалку.

Возможно, данные рекомендации помогут вам научиться не терять себя даже в самых непростых условиях. Если вы научитесь управлять эмоциями и правильно выстраивать свое поведение, многие ситуации престанут быть экстремальными для вас.

Психолог Наталия Чиркова

*Подробно о страхе: книга Малкиной-Пых «Психологическая помощь в кризисных ситуациях».

Психология поведения в экстремальных ситуациях

Лекция 8

Пока человек находится в знакомой ему обстановке, он ведет себя обычно. Но как только наступает сложная, а тем более опасная ситуация, с ним могут происходить самые невероятные изменения. В экстремальной ситуации многократ­но возрастают психологические нагрузки, меняется поведение, снижается критичность мышления, происходит нарушение ко­ординации движений, понижается восприятие и внимание, ме­няются эмоциональные реакции и многое другое.

В экстремальной ситуации, иначе говоря в ситуации ре­альной угрозы, возможна одна из трех форм реагирования:

а) резкое понижение организованности (дезорганизация) поведения;

б) резкое торможение активных действий;

в) повышение эффективности действий.

Дезорганизация поведения может проявляться в не­ожиданной утрате приобретенных навыков, которые, каза­лось, доведены до автоматизма.

Повышение эффективности действий при возникновении экстремальной ситуации выражается в мобилизации всех ресур­сов психики человека на ее преодоление. Это – повышенный самоконтроль, четкость восприятия и оценки происходящего, совершение адекватных ситуации действий и поступков. Та­кая форма реагирования, самая желательная, но у всех ли и всегда ли она возможна?

Чтобы в экстремальной ситуации принять правильное решение, необходимо, по возможности, разобраться в том, в какую ситуацию вы попали.

Во-первых, в ситуации угрозы применения силы прежде всего следует определиться, насколько она реальна, можно ли избежать наступления нежелательных последствий. Оцените место, где угрожают. Если это ваш рабочий кабинет или жи­лое помещение, то следует учесть, что угрожающий гораздо хуже вас ориентируется в обстановке: вы знаете, где находит­ся та или иная вещь. Но в жилом помещении могут находиться ваши близкие, и угроза может при определенных обстоятель­ствах обернуться против них. Однако это может быть помеще­ние, в котором хозяином является угрожающий, и здесь инициатива в большей мере на его стороне.

Другая ситуация – улица. Одно дело – улица, на которой есть люди, другое – когда вокруг никого и возможность появ­ления кого бы то ни было весьма сомнительна.

Во-вторых, время, когда возникает угроза применения силы.(день или ночь) В темное время суток любая угроза воспринимается иначе, чем днем. Тут может сработать установка, что насилие совер­шается преимущественно в ночное время. Да и вообще многих людей темнота сама по себе может держать в повышенном напряжении.

В-третьих, количество людей, сопровождающих угрожа­ющего. Одно дело, если он один, совершенно иное, если с ним несколько человек. Характер взаимоотношений между ними может сориентировать вас в том, кто из них главный, впервые ли они совершают подобное деяние или действуют как сла­женный механизм.

В-четвертых, физические данные и экипировка угро­жающего. Характер одежды до определенной степени может свидетельствовать о том, гото­вился ли к встрече с вами угрожающий, соответствует ли она его намерениям. В одежде свободного покроя можно легко спрятать орудия насилия, которые впоследствии человек мо­жет применить.

При анализе обстановки, когда вас пытаются шантажи­ровать, следует обращать особое внимание на следующие моменты.

Во-первых, имело ли на самом деле место то событие, ко­торое использует шантажист. Если того, чем вам пытаются угрожать, не было, то далеко не всегда стоит об этом сразу же уведомлять шантажиста. Но иногда может сложиться ситуа­ция, когда само по себе событие имело место, но выглядело оно совершенно иначе, чем это излагается в угрозе. В данной ситуации необходимо оперативно оценить, сможете ли вы до­казать, как на самом деле выглядело это событие.

Во-вторых, насколько реальна возможность скомпромети­ровать вас в случае отказа выполнять требования шантажис­та. Каковы для вас могут быть последствия, каким способом этого будут пытаться достичь.

В-третьих, есть ли у вас время для нейтрализации воз­можных отрицательных последствий, можно ли хотя бы на не­много оттянуть их наступление.

В-четвертых, задевает ли угроза ваших близких или ка­сается только вас. Ведь это разные ситуации, когда шантажируют наступлением вредных последствии для вас самого и сейчас или когда угроза касается ваших близких, но в будущем.

В-пятых, осуществляется ли шантаж по телефону, в пись­менном виде или при личном контакте с шантажистом.

Лиц, от которых исходит угроза нападения или шан­тажа, можно классифицировать на три большие группы:

1) психически нормальные люди, находящиеся в со­стоянии, когда не наблюдается отклонений в поведении;

2) психически нормальные люди, находящиеся в состоянии алкогольного или наркотического опьянения;

3) люди с патологическими отклонениями в психике.
Если наличествует угроза физического нападения или оно уже осуществляется, то в первую очередь необходимо сориен­тироваться в физических данных партнера: рост, вес, телосло­жение, характерные признаки, указывающие на то, что он проходил какую-то специальную подготовку.

Обратите внимание на то, как человек стоит. (стойка боксера, каратиста, и т.д) Боксер, как правило, принимает открытую, но все же боксерскую стойку, непроизвольно сжимает кулаки, нередко кулаком ведущей ру­ки постукивает в открытую ладонь другой, как бы играя сам с собой (тут вы можете получить наглядную информацию о том, левша он или правша). Нередко у боксеров можно наблюдать характерные изменения в строении носа – как следствие неод­нократного травмирования переносицы.

Борец обычно стоит несколько опустив плечи, руки -вдоль туловища, они могут быть полусогнуты, пальцы как бы готовы что-то схватить, ноги – на ширине плеч или чуть шире. Стойка может восприниматься как угрожающая, движения более плавные, чем у боксера.

Человек, занимающийся каратэ, может непроизвольно принять одну из стоек этого вида противоборства, ноги и руки занимают характерное положение, пальцы не всегда сжаты в кулаки, ио если и сжаты, то гораздо плотнее, чем по делают боксеры.

Как правило, все эти люди имеют хорошее телосложение, развитую мускулатуру, хорошо двигаются, смотрят на партне­ра, фиксируя малейшие изменения в его поведении.

Кстати, зафиксировать внешние признаки угрожающего, нападающего, шантажирующего крайне важно, поскольку не исключено, что вам придется вступить а отношения с правоох­ранительными органами, и тогда любая замеченная мелочь может пригодиться.

Читайте также:  Отношения между мужчиной и женщиной

Если позволят время и условия, целесообразно обратить внимание на рост, особенности телосложения, цвет волос и особенности прически, цвет глаз, форму лба, носа, губ, подбо­родка, ушей. Обращайте внимание на то, во что одет против­ник, но самое главное – особые приметы, выделяющие данного человека.

К особым приметам относятся fie только родинки, шрамы, наколки, какие-либо физические изъяны, но и манеры гово­рить, жестикуляция, особенности голоса, произношения, лек­сика и многое другое, что в совокупности характерно только для этого человека.

Если угрожавший общался по телефону, обратите внима­ние на характер звонка – местный или иногородний, как або­нент представился, сразу же новел речь о существе дела, не спросив, с кем разговаривает, или вначале уточнил, с кем он говорит.

Характеристика его речи – быстрая или медленная, внят­ность, наличие заикания и акцента, четкость и другие особен­ности произношения. Голос – громкость, тембр, хриплый, мягкий, нетрезвый. Манера говорить – спокойная, уверенная, связанная, бессвязная, неторопливая, торопливая, пристойна», непристойная, озлобленная, эмоциональная, бесцветная.

Наличие шумов, сопровождающих разговор, – другой го­лос, который подсказывает, что говорить абоненту, тишина или сильный шум, звук транспорта (поезд, метро, автомобиль, самолет), шум станков, канцелярских машин, телефонных звонков, музыка, шум улицы.

Вступая в непосредственный контакт с угрожающим, сле­дует также обратить внимание и на степень его агрессивности. Направлена ли она конкретно на вас, что может свидетель­ствовать о личных мотивах, или это агрессивность общего характера, то есть направлена на вас просто как на объект, над которым поручено произвести насилие. Попытайтесь оце­нить, насколько реальна вероятность насилия или же вас пыта­ются «взять на испуг».

Важно определить эмоциональное состояние противника -от этого зависит характер и быстрота его действий, степень агрессивности, возможность ведения диалога с ним и уклоне­ния от вредных для вас последствий.

Опишем некоторые эмоциональные состояния и покажем, как по внешним признакам можно определить, какую (или ка­кие) эмоцию испытывает угрожающий.

Страх – иногда можно столкнуться с ситуацией, когда угрожающий или нападающий сам боится. При страхе, как правило, происходит резкое сокращение мышц, за счет чего у человека, испытывающего страх, появляется скованность в движениях. Они несколько раскоординированны, можно дос­таточно четко зафиксировать дрожание рук, особенно кончи­ков пальцев, ног и т.д. Брови почти прямые, несколько приподняты, их внутренние уголки сдвинуты друг к другу, лоб покрывают горизонтальные .морщины. Глаза раскрыты доста­точно широко, нередко расширены зрачки, нижнее веко на­пряжено, а верхнее слегка приподнято. Рот открыт, губы напряжены и немного растянуты. Взгляд воспринимается как-бегающий.

Происходит более активное потоотделение, хотя в поме­щении или на улице комфортная температура. Пот можно на­блюдать в следующих зонах:, лоб, над верхней и под нижней губой, на шее, подмышках, ладонях, спине. Человек активно вытирает пот, его лицо бледнеет.

При страхе могут происходить изменения голоса и речи. Громкость голоса снижается порой до шепота, меняется темп речи, она становится более замедленной, с заметными паузами между слогами, словами, фразами. Часто эти пустоты заполня­ются междометиями, словами-паразитами.

Гнев нередко можно наблюдать при агрессивном поведе­нии. Именно эта эмоция – показатель степени агрессивности партнера. Его поза приобретает урожающий характер, чело­век выглядит так, будто готовится к броску. Мышцы напряже­ны, но нет характерного для страха тремора. Лицо нахмурено, взгляд может фиксироваться на источнике гнева и выражать угрозу. Ноздри расширяются, крылья ноздрей вздрагивают, губы оттягиваются назад, иногда настолько сильно, что обна­жают стиснутые зубы. Лицо бледнеет, но чаще краснеет. Иногда можно заметить, как по лицу человека, испытывающе­го гнев, пробегают судороги.

Резко повышается громкость голоса, часто угрожающий срывается на крик, кулаки сжаты, на переносице резкие верти­кальные складки, глаза прищурены.

Речь с нотками угрозы сквозь зубы. Могут иметь место весьма грубые слова, обороты и нецензурная брань. Харак­терно, что в сильном гневе даже люди нерусской национально­сти нередко используют русскую нецензурную лексику.

Следует особо отметить, что при гневе человек ощущает прилив сил, становится гораздо более энергичным и импуль­сивным. В этом состоянии он испытывает потребность в физи­ческом действии, и чем сильнее гнев, тем больше эта потребность. Самоконтроль снижен.

Презрение – в отличие от гнева эта эмоция редко вызыва­ет импульсивное поведение, но не исключено, что именно по­этому человек, демонстрирующий презрение, в чем-то более опасен разгневанного.

Внешне это выглядит примерно так: голова поднята вверх, и даже если человек, демонстрирующий презрение, ниже вас ростом, то создается впечатление, что он смотрит сверху. Можно наблюдать позу отстраненности и самодоволь­ное выражение лица.

Отвращение – негативная эмоция, могущая стимулиро­вать агрессию. Человек, испытывающий отвращение, выглядит так, будто ему в рот попало что-то отвратительное или он почувствовал крайне неприятный запах. Нос наморщивается, верхняя губа подтягивается вверх, иногда создается впечатле­ние, что у такого человека косят глаза. Как и при презрении -поза отстраненности, но без выраженного превосходства.

Отвращение в сочетании с гневом может вызвать весьма агрессивное поведение, поскольку гнев мотивирует нападе­ние, а отвращение – потребность избавиться от неприятного.

Не будем останавливаться на описании таких эмоций, как радость, удивление, горе, стыд, поскольку они не столь харак­терны для ситуаций агрессии, нападения. Но если .человек, причиняющий боль, демонстрирует внешние признаки радос­ти, то это как минимум признак садизма.

Человек «не в себе»

Нередко угрозу нападения, само нападение или шантаж осуществляет человек, находящийся в состоянии алкогольно­го или наркотического опьянения. Алкоголь и наркотики при­водят психику нападающего или угрожающего в состояние повышенной возбудимости, резко снижают уровень самоконт­роля. Именно поэтому иногда бывает важно определить, ка­кой «допинг» и сколько принял противник и что от него можно ожидать.

Признаки алкогольного опьянения так хорошо известны, что нет нужды их подробно описывать. Но важно знать: наи­более опасны легкая и средняя стадии опьянения, вызывающие нередко повышение агрессивности. Некоторые принимают алкоголь для «храбрости», преодолевая тем самым чувство страха, признаки которого тем не менее можно зафиксиро­вать.

При алкогольном опьянении снижается критичность вос­приятия происходящего, такой человек с трудом воспринима­ет или вообще не воспринимает какую бы то ни было аргументацию. Движения активизируются и быстро могут пе­рейти в агрессивные. Как правило, физическому нападению в подобных ситуациях предшествует ругань, брань, угрозы.

Человек, находящийся в состоянии наркотического опья­нения, внешне выглядит практически как любой нормальный человек, и тот, кто ни разу не видел людей в таком состоянии, может этого и не заметить.

Наркотическое опьянение характеризуется, как правило, повышенной активностью в движениях: быстрая, чрезмерно живая речь, не совсем адекватное реагирование на вопросы, своеобразный «блеск» в глазах, иногда беспричинный смех, в целом состояние эйфории. У некоторых людей в этом состоя­нии уменьшается чувствительность к боли, практически может не осознаваться ответственность за свои действия, отсутству­ет чувство сопереживания другим. Все это характерно для легкого наркотического опьянения, которое действует воз­буждающе.

У хронического наркомана можно зафиксировать следы от уколов, мешки под глазами. Следует иметь в виду, что реак­ция на наркотик может быть достаточно кратковременной, а окончание его действия в экстремальной для наркомана об­становке может вызвать у него абстиненцию, следствием кото­рой будет резкое ухудшение его состояния, он может стать подавленным, злобным, еще более возбужденным и агрессив­ным.

У него может возникнуть непреодолимое желание как мож­но скорее устранить препятствие на пути к очередной дозе нар­котика. У некоторых наркоманов этот период активизации длится непродолжительное время, после которого может на­ступить период резкой депрессии, вплоть до эпилептических припадков, когда человек становится практически беспомощ­ным.

Агрессия может исходить от человека, страдающего рас­стройством психики. Весьма условно такие люди подразделя­ются на четыре группы: больные, страдающие шизофренией параноидального типа; больные, страдающие маниакально-депрессивным психозом; больные с антисоциальным поведени­ем; лица с неадекватной реакцией.

Если лицо, угрожающее нападением, относится к первой группе, то следует учесть, что такие люди практически утра­тили всякую связь с реальностью, у них часты слуховые и зрительные галлюцинации, а также маниакальный синдром, проявляющийся в мании величия либо преследования. При мании величия человек считает себя наделенным особыми каче­ствами, вследствие чего он намного «выше» других. При ма­нии преследования человек уверен, что его преследуют за его «особую миссию», «особый дар» и т.д.

Маниакальный человек может посчитать вас «великим грешником», от которого он должен избавить мир. Это люди с достаточно развитым интеллектом, их трудно обмануть, ввес­ти в заблуждение. В определенных ситуациях они могут быть весьма агрессивными.

Лица, относящиеся ко второй группе, обычно находятся в состоянии такой глубокой депрессии, что теряют всякую связь с реальным миром. Часто считают себя недостойными жить, но готовы и других забрать с собой в мир иной, так как искренне считают, что окажут услугу, избавив от ужасов земного суще­ствования.

Речь больного чрезвычайно замедленна, для ответов на самые простые вопросы ему требуется от 15 до 30, а иногда и более секунд. Движения могут напоминать демонстрацию фильма в замедленном темпе. У него могут происходить спон­танные «улучшения» состояния, когда он вдруг совершенно спокойно говорит: «Ну хорошо, теперь я знаю, что надо де­лать». Не радуйтесь раньше времени, лучше, когда улучше­ние его состояния происходит постепенно.

Следующие две группы не относятся к душевнобольным, так как не теряют связи с реальностью, но и их можно причис­лить к разряду лиц с психическими расстройствами.

Классического манипулятора или афериста характеризует полное отсутствие чувства вины, укоров совести. Ему чужды мораль и этика в общечеловеческом понимании, что делает маловероятной его способность относиться к тем, кому он уг­рожает или на кого оказывает физическое воздействие, как к людям. Нередко он стремится к физическим удовольствиям, любит манипулировать другими людьми, умеет «подать» себя и на первых порах может сформировать о себе мнение как о приятном человеке. Повышенно импульсивен, может доби­ваться немедленного удовлетворения своих требований.

И, наконец, есть люди, которые, не теряя связи с реально­стью, мыслят незрело, хотя и могут осознавать последствия совершаемых действий и поступков. Проявляет неадекватную реакцию на стресс, чувствует себя неудачником в жизни, чело­веком, которому всегда не везет. Инцидент с вами – это воз­можность доказать кому-то что-то важное, а физическое столкновение может рассматриваться им как одно из острых ощущений. Он нередко делает заявления типа: «Я докажу им. на что я способен».

Не нашли то, что искали? Воспользуйтесь поиском:

Тема14: Психологические аспекты чрезвычайных ситуаций

Человек, попавший в ЧС, редко выходит из нее целым и невредимым. Одни теряют здоровье, получив тяжелые травмы и увечья, другие вообще лишаются жизни. Оставшиеся жить на этом свете и сохранившие в целости свою плоть, все равно получают такие раны, которые, как правило, на первый взгляд не заметны, но чрезвычайно болезненны и с трудом поддаются исцелению. Это—раны души, человеческой психики и сознания. И они тем больше, чем страшнее и ярче картины пережитого.

Но, естественно, не все люди, попавшие в ЧС, получают сильный удар по психике, разные люди реагируют на нее по-разному. У одних происходит мобилизация внутренних жизненных ресурсов, у других — снижение или даже срыв работоспособности, ухудшение здоровья, физиологические и психологические стрессовые явления. Зависит это от множества факторов: индивидуальных особенностей организма, наследственности, воспитания, условий жизни и труда, темперамента, эмоционального состояния.

Одни люди нередко оказываются в различных экстремальных ситуациях, другие ведут спокойный образ жизни, без преодоления каких-либо трудностей и невзгод. У первых безусловные рефлексы (инстинкты) разбужены, действуют; у вторых они находятся в дремотном состоянии, не имея повода проявиться.

Вот, в частности, как ведут себя в ЧС люди различных темпераментов:

Сангвиник— в опасных условиях мгновенно мобилизуется, действует решительно, хотя из-за избытка энергии может выбрать неправильный способ действий.

Флегматик—тоже мобилизуется, но действует более обдуманно и для принятия решения ему требуется определенное время.

Холерик—совершенно непредсказуем. Он может стать как лидером, организующим массы, так и источником паники, в зависимости от конкретной ситуации.

Меланхоликв этих ситуациях — самая опасная личность, т.к. он, как правило, нередко является источником паники.

Различие в реакции на опасность зависит и от эмоционального склада каждого конкретного человека.

Крайними проявлениями эмоционального состояния человека являются аффект—пере возбуждение вышедшего из-под контроля сознания и ступор — неподконтрольное сознанию оцепенение, полное бездействие.

И то и другое очень опасно, т.к. ведет либо к непродуманным, неадекватным действиям, либо к полному бездействию.

Состояния аффекта или ступора чаще всего бывают от неожиданности, внезапности случившегося, а также от неподготовленности к встрече с ними.

В первую очередь для устранения этих причин необходимы прочные знания и умения.

Жизнь создает в основном такие повторяющиеся ситуации, которые возможно подробно разобрать, проанализировать и найти наиболее верное решение. А, изучив уже устоявшиеся правила, человек может выйти из ЧС с минимальными потерями. Изучением этих правил и профилактикой ЧС занимаются многие организации и службы.

Следует отметить, что в любых условиях 12-25% людей не покидает самообладание, они способны правильно оценить обстановку, четко и решительно действуют в соответствии с ситуацией. Люди такого типа понимают в первую очередь не о себе, а о том, как помочь окружающим исправить случившееся.

К сожалению, чаще встречаются примеры противоположного плана.

Читайте также:  Как побороть ревность: семь шагов на пути к счастью!

Страх перед неизвестностью отнимает мужество и разум, а вместе с ими и способность сопротивляться.

Реакции страха можно условно разделить на контролируемые и бесконтрольные.

Если ты контролируешь свой страх, значит осознаешь опасности, которые могут встретиться, и пытаешься избежать их. В этом случае всегда найдешь выход.

Бесконтрольный страх, отмечают специалисты,— это просто паника. Обычно проявлению паники способствует отсутствие своевременной достоверной информации.

Когда в панику впадает сразу несколько пострадавших, их влияние руг на друга приводит к массовым эмоциональным (а иногда и психическим) расстройствам.

Если паникер становится лидером толпы, он может спровоцировать общий беспорядок, который парализует работу коллектива, лишит его возможности оказывать само- и взаимопомощь.

Такие отрицательные “лидеры” — это, как правило, люди быстровнушаемые, истеричные, отличающиеся эгоистичностью и повышенным самолюбием. Такому человеку даже незначительная опасность представляется преувеличенной, огромной. Реальность пополняется плодами воображения. Поэтому не случайно часто говорят: «У страха глаза велики».

Исследователи проблемы психологической безопасности в ЧС выделяют 3 периода, в которых особенно уязвима психика человека:

Первый— непосредственно в момент катастрофы. У человека обостряются все инстинкты, вплоть до животных, чаще всего привалирует чувство самосохранения. Реакции человека становятся не типичными для него в обычной жизни. В основе этих реакций лежит ; ‘животный” страх.

Второй — при развертывании спасательных работ. Человек начинает осознавать ситуацию (потеря крова, имущества, близких людей). Стресс продолжается под воздействием осознанного, плюс боязнь повторения случившегося, неоправданные надежды на помощь.

Третий — после устранения непосредственной угрозы жизни происходит переоценка ценностей, необходимость приспособиться к новым условиям жизни. При наличии серьезных потерь в этот период могут сформироваться довольно стойкие психогенные расстройства.

Специалисты разделяют санитарные потери в очагах массового
поражения по степени тяжести на легкие, средние и тяжелые.

Практически все пострадавшие, независимо от тяжести клинической картины, нуждаются в доврачебной помощи. Первая врачебная помощь необходима 65% пострадавшим с легкими и до 100% с тяжелыми психогениями.

Из опыта известно, что наибольшие затруднения возникают именно при организации первой медицинской и доврачебной помощи пострадавшим, то есть выявление пострадавших с острым психическим возбуждением, обеспечение их безопасности и безопасности к окружающих, исключение возможности возникновения массовых панических реакций.

В экстремальных ситуациях часто деятельность целых коллективов, на которые возлагаются те или иные обязанности по их предотвращению или ликвидации, зависит от поступков конкретного человека.

Малейшая растерянность и проявление страха в момент развития стихийного бедствия могут привести к тяжелым, а порой и к непоправимым последствиям. В первую очередь, это относится к должностным лицам, обязанным немедленно принять меры, мобилизующие коллектив, показывая при этом личную дисциплинированность и выдержку. Именно неверие в свои силы, в силы и возможности окружающих парализует волю.

Необходимо знать, что в этих условиях от морально-пси­хологической устойчивости, выдержки и решительности руководителя в немалой степени будет зависеть, как будут проведены и выполнены спасательные работы.

Преодолению страха способствует, прежде всего, чувство личной ответственности, осознание значимости дела, которое необходимо сделать. Опасность и риск для здоровья, важность выполняемых работ — все это поднимает человека в собственных глазах и во мнении общества в целом. Для этого, в первую очередь, необходима психическая закалка человека, которая препятствует развитию паники, позволяет мгновенно собраться, сконцентрировать свою волю и найти единственно правильный выход из трудной ситуации.

Все эти качества, как правило, формируются в ходе психологической подготовки, которая подразумевает постоянную готовность к деятельности в экстремальной ситуации и включает следующие моменты:

1. Способность психологически противостоять действию мощных стрессогенных факторов.

2. Способность осуществлять привычную целесообразную деятельность в этих условиях.

3. Способность выбирать оптимальную стратегию поведения, способность к инициативе и к творческому подходу.

4. Способность оказывать успокаивающее или мобилизующее |влияние на окружающих, обладать навыками регуляции собственного поведения и психического состояния.

5. Наличие сбалансированной установки на то, что наступление чрезвычайных обстоятельств возможно, но не фатально.

Реализуются данные принципы путем практической отработки обучаемыми различных по содержанию учебных задач, моделирующих те или иные стороны жизнедеятельности в трудных ситуациях.

Наиболее эффективными методами подготовки является тренинг в реальных ситуациях (люди выполняют тот вид деятельности, к которому их готовят, причем, в условиях, воспринимаемых ими как реальные).

Это могут быть действительно реальные ситуации ликвидации
стихийных бедствий и производственных аварий, а также специально моделируемые ситуации, воспринимаемые обучаемыми как реальные.
Исходя из статистики аварий, катастроф и стихийных бедствий, можно сделать вывод о том, что часть из тех людей, что в них погибли, могли бы жить, действуй они более хладнокровно и расчетливо. Для этого необходима заблаговременная психологическая подготовка населения.

Тема 15: Защита населения при угрозе и возникновении
землетрясения

Землетрясение — это подземные толчки и колебания земной поверхности, возникающие в результате внезапных смещений и разрывов в земной коре или верхней части мантии и передающиеся на большие расстояния в виде упругих колебаний.

Землетрясение — одно из самых разрушительных видов стихийных бедствий. Оно занимает первое место по экономическому ущербу, а также по числу погибших и травмированных людей.

Ежегодно на земном шаре происходит до 100 тысяч землетрясений, но большинство из них слабые, они фиксируются с помощью высокоточных приборов — сейсмографов.

В г.Алматы и Алматинской области сейсмографы ежегодно фиксируют до 400 толчков земной поверхности.

Землетрясения возникают в земной коре или верхней части мантии.

Существуют четыре типа землетрясений:

Тектонические землетрясения вызываются движениями земных пластов, литосферных плит.

Вулканические землетрясения– вызываются движениями магмы по каналу вулканов, происходят вблизи вулканов, во время оживления их деятельности.

Обвальные (карстовые) землетрясения вызываются обвалами, провалами земли.

Техногенные землетрясения– вызываются деятельностью человека – строительство водохранилищ, откачка нефти, газа и подземных вод, сильные взрывы.

Основные характеристики землетрясения:

Гипоцентр — место в глубине земли, где началось (возникло) землетрясение.

Эпицентр — проекция гипоцентра на поверхности Земли.

Глубина очага — расстояние от поверхности Земли до гипоцентра. При неглубоких землетрясениях глубина очага составляет 5-40 км, при глубоких до 500 км.

Площадь (длина) в споровшейся части разлома — может быть от нескольких метров при неощутимых землетрясениях и до нескольких сотен километров при крупнейших землетрясениях. Вспарывающаяся трещина может остановиться в глубине, а может достичь поверхности Земли.

Длительность сильных толчков — при средних землетрясениях от 2 до 5 секунд, при сильных 20-90 секунд.

Радиус района землетрясения — при средних землетрясениях 5-15 км, при сильных 50-160 км.

Скорость сейсмических волн—существуют два типа объемных волн — это волны Р (от латинского primae – первые) и S (secondae – вторые)

Волны Р распространяются со скоростью 3-8 км/сек., волны S – 2-5 км/сек. Существуют и поверхностные волны, распространяющиеся вдоль земной поверхности, захватывая лишь неглубокую зону под ней.

Интенсивность землетрясения—степень ущерба от землетрясения в
в определенном месте. Определяется в баллах с помощью специальных
шкал:

– 12-балльная шкала ММ (разработана в 1902 году итальянским вулканологом Меркалли, модифицированная и принятая в США).

– 12-балльная шкала MSK- 64 (разработана в 1964 году сейсмологами С.В. Медведевым (СССР), В. Шпонхойером (ФРГ) и В. Карником (ЧССР), принятая в СНГ и некоторых странах Европы).

Интенсивность землетрясения является величиной относительной и зависит:

от эпицентрального расстояния — чем ближе к эпицентру, тем
выше интенсивность;

от глубины очага землетрясения — чем меньше глубина, тем больше
интенсивность;

от грунтовых условий — рыхлые породы и высокое залегание
грунтовых вод способствуют увеличению интенсивности землетрясения примерно на один балл.

Магнитуда — величина, характеризующая сейсмическую энергию толчков землетрясения (определяется как логарифм выраженной микронах максимальной амплитуды записи толчка, сделанной сейсмографом на расстоянии 100 км от эпицентра).

В разработке идеи магнитуды приняли участие многие ученые, но непосредственно ее воплотил в жизнь Чарлз Ф. Рихтер (1935 год) профессор Калифорнийского технологического института.

Последнее изменение этой страницы: 2017-01-24; Нарушение авторского права страницы

Психология поведения в экстремальных ситуациях

Пока человек находится в знакомой ему обстановке, он ведёт себя отлично. Но как только наступает сложная, а тем более опасная ситуация, с ним могут, происходит самые невероятные изменения. В экстремальной ситуации многократно возрастает психологическая нагрузка, меняется поведения, снижается критичность мышления, происходит нарушение координации движений, понижается восприятие и внимание, меняются эмоциональные реакции и многое другое.

В экстремальной ситуации, иначе говоря в ситуации реальной угрозы, возможна одна из трёх форм реагирования :

ü резкое понижение организованности поведения;

ü резкое торможение активных действий;

ü повышение эффективности действий;

Дезорганизация поведения может проявляться в неожиданной утрате приобретённых навыков, которые казалось, доведены до автоматизма.

Повышение эффективности действия при возникновения экстремальных ситуаций выражается в мобилизации всех ресурсов психики человека на её преодоление. Это повышенный самоконтроль, чёткость восприятия и оценки происходящего, совершение адекватных ситуаций действий и поступков. Если вы сможете понять, что как и почему происходит с вами, что и как следует делать для того, чтобы избежать или хотя бы уменьшить возможность наступления отрицательных последствий, -это будет существенным шагом вперёд на пути эффективного преодоления неадекватного поведения в таких экстремальных ситуациях, как угроза, применение силы, шантаж, физическое нападение.

Чтобы в экстремальной ситуации принять более или менее правильное решение, необходимо, насколько это возможно, разобраться в том, в какую ситуацию вы попали.

Во-первых, в ситуации угрозы применять силы прежде всего следует определиться, насколько она реальна, можно ли избежать наступление нежелательных последствий. Оценить место, где угрожают.

Во-вторых, время, когда возникла угроза применения силы. В тёмное время суток любая угроза воспринимается иначе, чем днём.

В-третьих, количество людей, сопровождающих угрожающего, одно дело, если он один, или с ним несколько человек.

В-четвёртых, физические данные и экипировка угрожающего.

Лица, от которых исходит угроза нападения, можно классифицировать на 3 большие группы:

v психически нормальные люди, находящиеся в состоянии, когда не наблюдается отклонения в поведении;

v психически нормальные люди, находящиеся в состоянии алкогольного или наркотического опьянения;

v люди с патологическими отклонениями в психике.

Если позволяет время и условия, целесообразно обратить внимание на рост, особенности телосложения, цвет волос и особенности прически, цвет глаз, форму лба, губ, подбородок, ушей. Обращайте внимание на, то во что одет противник, но самое главное – особые приметы, выделяющего данного человека.

Известно, что любое насилие наносит тяжёлую травму, которая может которая может превратить всё оставшуюся жизнь в сплошной кошмар однажды перенесённое физическое унижение подобно радиоактивному контейнеруна дне лесного озера: внешне вода прозрачна, но пить её опасно. И через десятки лет психологическая бомба может взорваться внезапными нервозами, истериками, прахом личной жизни.

В нашем неспокойном обществе до сих пор самыми безопасными являются профессии учителя и врача. Чаще других становятся жертвами преступлений в силу своей профессиональной деятельности, социальной роли кассиры, инкассаторы, работники милиции, службы безопасности фирм, сделать вывод, что наиболее часто в роли потерпевших оказывается молодёжь, старики и умственно неполноценные люди. Наряду с этим среди жертв преступлений можно выделить определённую категорию лиц с особенностями с индивидуальной психологической структуре личности. К их числу относятся люди алчные, с обостренным чувством зависти, пережившие тяжелые эмоциональные потрясения, не уверенные в себе.

Повышенной способностью стать в определённых условиях потерпевшим наделены такие люди, ведущие легкомысленный образ жизни, склонным к авантюризму, злоупотреблении спиртными напитками, легкомысленно относящиеся к своему имуществу. Сюда же можно отнести лиц, которые не соблюдают элементарных мер предосторожности в конкретных жизненных ситуациях.

Имеющиеся в настоящее время материалы исследований приводят к выводу, что большинство жертв воров отличаются беспечностью, легкомыслием, беззаботностью и излишней доверчивостью.

Люди, пострадавшие от нанесённых им телесных повреждений, отличаются вспыльчивостью, вздорностью, самолюбием и чувством превосходства над окружающими.

Среди негативных качеств личности потерпевших от изнасилования в первую очередь выделяются в первую очередь, заниженная оценка моральных ценностей, отсутствие элементарной осторожности в быту, завязыванием знакомств и установление отношений с незнакомыми мужчинами, неспособность правильно ориентироваться в складывающейся ситуации, моральная нечистоплотность.

Преступник, как правило, отлично знают психологию своих потенциальных жертв, используя их «слабости» в своих целях. Брачный аферист выбирает свою жертву среди женщин, не скрывающих страстное желание выйти замуж; карточный шулер – среди жадных до наживы людей; шантажист ищет тех, кому есть, что скрывать от других.

Отдельные приемы безопасности должна стать естественной привычкой и выполняются вне зависимости от потребностей сиюминутной ситуации.

|следующая лекция ==>
Введение. Оказание помощи при резком повышении артериального давления|Типичными являются следующие виды безопасности

Дата добавления: 2014-01-06 ; Просмотров: 1133 ; Нарушение авторских прав?

Нам важно ваше мнение! Был ли полезен опубликованный материал? Да | Нет

Занятие № 13: Психологические аспекты чрезвычайных ситуаций

1.Психопатологические последствия чрезвычайных ситуаций

Как правило, всякая чрезвычайная ситуация связана с опасностью для жизни и здоровья человека. Это закономерно вызывает у него чувства страха, растерянности, зачастую определяет неадекватное поведение. Эмоциональные реакции, возникающие в связи с опасениями за свою жизнь и жизнь окружающих, являются результатом влияния сильных раздражителей, неизбежно появляющихся при всех стихийных бедствиях, катастрофах и крупных авариях. Эти реакции усугубляются тем, что чрезвычайные обстоятельства возникают внезапно, часто в темное время суток, им сопутствуют нарушения работы систем электро- и водоспабжения, а при стихийных бедствиях — и резкое ухудшение метеорологических условий.

Читайте также:  Как выжить в женском коллективе?

Тяжелые стихийные бедствия и катастрофы — трудное испытание для многих людей. Психическая реакция человека на экстремальные условия, особенно в случаях значительных материальных потерь и гибели людей, может надолго лишить человека способности к рациональным поступкам и действиям. Однако следует отметить, что в любых, даже самых тяжелых условиях 12—15% людей сохраняют самообладание, правильно оценивают обстановку, четко и решительно действуют в соответствии с ситуацией. Это определяется уровнем их психологической защиты, которая формируется в повседневных условиях.

Существует две формы реакции человека на чрезвычайную ситуациюпассивная и активная. Ощущение опасности у одних превращается в чувство обреченности, делает человека совершенно беспомощным, растерянным и неспособным к целенаправленным действиям, в том числе и к активной защите. У других людей угрожающая обстановка способна вызвать общий подъем духовных и физических сил, побудить их выполнять свои задачи настойчивее, точнее и быстрее, не зная усталости. Часть людей инстинкт самосохранения подталкивает к бегству от угрожающих обстоятельств и факторов внешней среды, а других, наоборот, мобилизует к активным ответным действиям.

Оценивая травмирующее воздействие отдельных неблагоприятных факторов, возникающих в опасных для жизни ситуациях, на психическую деятельность человека, следует различать психоэмоциональные (нормальные) реакциилюдей на экстремальную ситуацию ипатологические состояния.

Для первых характерна психологическая понятность реакции, ее прямая зависимость от ситуации и, как правило, небольшая продолжительность. При таких реакциях сохраняются работоспособность (хотя она и снижается), возможность контакта с окружающими и критическая оценка своего поведения. В литературе такие реакции обозначаются как состояние стресса, психической напряженности и т. п.

Психопатологические же расстройства являются болезненными состояниями, практически полностью выводящими человека из строя и требующими специальной помощи.

Хотя чрезвычайные ситуации различаются по своему характеру, а каждый индивидуум по-своему реагирует на создавшуюся ситуацию, можно сделать некоторые обобщения относительно типичных реакций людей. Обычно эти реакции группируют в соответствии со стадиями ситуации, которые следует разделить на период предостережения, период самой чрезвычайной ситуации и период восстановления и возобновления устойчивого порядка жизни.

В динамике поведения людей, уже подвергшихся воздействию экстремальной ситуации (землетрясение), выделяют 6 последовательных фаз или стадий:

1. Стадия витальных реакций(до 15 мин, в течение которых поведение направлено на сохранение собственной жизни), переходящих в краткосрочное стояние оцепенения.

2. Стадия острого психоэмоционального шока с явлениями сверхмобилизации(длится 3—5 ч). Характеризуется общим психическим напряжением, предельной мобилизацией психофизиологических резервов, обострением восприятия, проявлением безрассудства при одновременном снижении критической оценки ситуации.

3. Стадия психофизиологической демобилизации(длится до 3 суток). Характеризуется наиболее существенным ухудшением самочувствия и психоэмоционального состояния с преобладанием панических реакций, понижением моральной нормативности поведения и пр.

4. Стадия разрешения(продолжительность 3-12 суток после ситуации). В этой стадии стабилизируются самочувствие и настроение, но вместе с тем сохраняются пониженный эмоциональный фон, ограничение контактов с окружающими.

5. Стадия восстановления(начинается с 12-го дня). У пострадавших активизируются межличностные отношения, начинают нормализовываться эмоциональная окраска речи, мимические реакции и пр.

6. Стадия оставленных реакций, которая характеризуется отдаленными последствиями.

Последствие действия негативных факторов ЧС провоцирует возникновение у человека психических и психосоматических расстройств.

Различают следующие негативные последствия:

непосредственные, проявляющиеся во время чрезвычайной ситуации;

ближайшие (наблюдаются в течение года после чрезвычайной ситуации);

среднесрочные (наблюдаются до 5 лет после чрезвычайной ситуации);

отдаленные (наблюдаются и через 5 лет).

Динамику психопатологических последствий целесообразно рассматривать в трех аспектах:

1) синдромодинамика первичного эго-стресса (стресса осознания психотравмирующей реальности), то есть осознание человеком неотвратимости факта случившегося чрезвычайного происшествия;

2) социально приемлемые варианты психопатологической эволюции личности участников чрезвычайной ситуации: психические (невротические) и психосоматические расстройства;

3) социально негативные варианты психопатологической эволюции личности участников чрезвычайной ситуации: расстройства социального поведения, в отношении которых позиция государства носит медико-правовой характер.

Когда минует аффективно-шоковая (острая) реакция выступает картина первичного травматического эго-стресса (стресса осознания).

Структуру синдрома составляют:

1. Фрустрационная регрессия, связанная с действием одного из базовых механизмов защиты-регрессии. Факт пребывания в чрезвычайной ситуации сопровождается автоматическим снижением психики на уровень пубертатного кризиса, что находит свое проявление в подчеркнутой дисциплине, субординации, подчиняемости при одновременно повышенной вероятности бурных вспышек непосредственно разрушительного или хаотически-дурашливого поведения. Регрессия находит отражение в речевой спутанности. Особое место занимает фрустрация потребностей самоопределения (ограничения прав и свободы). Здесь могут наблюдаться следующие проявления условно-патологической динамики личности очаге чрезвычайной ситуации:

– персонификация источника угрозы с переживанием образа врага и образа магического помощника;

– при наличии внешней блокады проявления агрессии возможны аутоагрессивные действия либо дальнейшая регрессия не глубже трехлетнего уровня с нарушением сфинктериальной дисциплины («медвежья болезнь»). Эмоциональность связана с переживанием чувства беспомощной подверженности реальной опасности.

2. Аффект болезненного недоумения, который характерен для начального периода существования эго-стресса и отражает наличие упорных и безуспешных попыток осмысления новой психотравмирующей реальности.

3. Аффект психалгии. Невыразимое словами переживание душевной боли, страданий, для которого характерны длительность, скрытность с оттенком признания безнадежности, безвозвратности, В структуру феномена душевной боли следует включить внешнее напряжение и гиперестезические реакции в силу их алекситмической формы. Длительная алекситмическая психалгия может стать причиной внешне немотивированных вспышек алкогольных и токсикоманных эксцессов, суицидов. Это возможно при чрезвычайной ситуации любого характера.

В структуре ранней динамики психопатологических последствий ЧС выделяют следующие феномены:

болезненные переживания вины, стыда, отвращения как аффекты действия патогенной эго-защиты;

эпизодические переживания ужаса, парализующий страх под воздействием фактора устрашения;

возникновение и развитие «вины выжившего», «корпоративной вины» и ожидание наказания за происшедшее;

ситуационные фобии и формирование фобического синдрома с элементами нарциссизма и регрессии.

В развитии психопатологических последствий чрезвычайных ситуаций установлен неуклонный процесс психосоматической инвалидизации, прогрессирующей утраты здоровья, снижение длительности и качества жизни всех участников чрезвычайной ситуации, развитие алкогольной и наркотической зависимостей, самоубийства.

Решетников М. М. и др ПСИХОФИЗИОЛОГИЧЕСКИЕ АСПЕКТЫ СОСТОЯНИЯ, ПОВЕДЕНИЯ И ДЕЯТЕЛЬНОСТИ ПОСТРАДАВШИХ В ОЧАГЕ СТИХИЙНОГО БЕДСТВИЯ[16]

Решетников М. М. и др

ПСИХОФИЗИОЛОГИЧЕСКИЕ АСПЕКТЫ СОСТОЯНИЯ, ПОВЕДЕНИЯ И ДЕЯТЕЛЬНОСТИ ПОСТРАДАВШИХ В ОЧАГЕ СТИХИЙНОГО БЕДСТВИЯ[16]

В целях изучения особенностей поведения, психофизиологических реакций, состояния и работоспособности людей, подвергшихся воздействию стихийного фактора большой разрушительной силы (землетрясение до 10 баллов по шкале Рихтера) в период с 12 по 22 декабря 1988 г. в городе Ленинакане, нами проведено обследование 70 мужчин в возрасте от 19 до 35 лет. Все обследованные на момент землетрясения были соматически здоровы и в процессе стихийного бедствия не получили каких-либо травм.

Основные задачи экспедиции состояли в изучении морально-психологического состояния, определении особенностей и закономерностей динамики психофизиологических реакций и работоспособности людей в очаге стихийного бедствия. Подобные исследования в отечественной медицинской и психологической науке практически отсутствуют, за исключением единичных наблюдений, проведенных в сходных условиях, но существенно отличающихся как по масштабам изучаемых явлений, так и по объему применяемых методов.

На момент землетрясения обследуемые занимались обычными хозяйственными и ремонтными работами на своих рабочих местах – в мастерских и служебных помещениях (здание постройки XIX в. не пострадало). Полученные ретроспективные оценки силы и длительности подземных толчков и сопровождающих их звуковых эффектов отличаются достаточной противоречивостью. Так, некоторые обследуемые отмечали, что необычность происходящего они заметили сначала лишь в поведении товарищей. Другие, преимущественно лица, ранее испытывавшие воздействие подземных толчков, сразу осознали характер происходящего, но не могли прогнозировать его последствий. Оценки временной протяженности первых (наиболее сильных) толчков также отличались большой вариативностью – от 8-15 с до 2–4 мин, что позволяет сделать заключение о существенном эмоциональном воздействии стихийного фактора, обусловившего нарушения восприятия временных интервалов. Сразу после первых толчков, которые большинством обследуемых характеризовались как «колебания земной поверхности с нарастающей силой или амплитудой» (это не вполне соответствует действительности), все помещения были покинуты. Выбежав на открытую местность, часть опрошенных пыталась устоять на ногах, держась за деревья и столбы, другие инстинктивно ложились на землю. Действия пострадавших в этот период характеризовались индивидуалистичностью и реализовались в поведенческих реакциях, определяемых преимущественно инстинктом самосохранения. Выраженность чувства «страха закрытых помещений» (ситуационная клаустрофобия) была индивидуальной, а его длительность варьировала от нескольких часов до двух недель.

Для полноты характеристики степени воздействия комплекса экстремальных – прежде всего психоэмоциональных – факторов на обследованную категорию пострадавших следует отметить, что часть 9-этажных зданий, устоявших после первых толчков, с выбежавшими на балконы и террасы жителями (преимущественно женщинами и детьми) рушилась у них на глазах. Реакция оцепенения («ступора») длилась около 15 мин, по истечении которых, слыша крики и стоны из-под развалин и побуждаемые лидерами, все, кто мог, приступили к спасательным работам, направленным в первую очередь на поиск собственных семей (уже независимо от призывов и действий формальных и неформальных лидеров). В то же время большинство обследованных указывают на важность фактора внешнего побуждения при выходе из состояния оцепенения. В первые сутки продолжительность спасательных работ составляла до 18–20 ч.

В динамике состояния подвергшихся воздействию стихийного бедствия лиц, по предварительным данным, можно выделить четыре последовательные фазы, или стадии.

1. «Острый эмоциональный шок». Развивается вслед за состоянием оцепенения и длится от 3 до 5 ч; характеризуется общим психическим напряжением, предельной мобилизацией психофизиологических резервов, обострением восприятия и увеличением скорости мыслительных процессов, проявлениями безрассудной смелости (особенно при спасении близких) при одновременном снижении критической оценки ситуации, но сохранении способности к целесообразной деятельности. В эмоциональном состоянии в этот период преобладало чувство отчаяния, сопровождавшееся ощущениями головокружения и головной боли, сердцебиением, сухостью во рту, жаждой и затрудненным дыханием. До 30 % обследованных при субъективной оценке ухудшения состояния одновременно отмечают увеличение работоспособности в 1,5–2 раза и более. В качестве примера можно привести случай с обследованным Р., который, обнаружив жену и дочь на крыше 9-этажного дома (лестничные пролеты нижних этажей были разрушены), используя металлическую ограду клумбы и веревку, в течение часа смог забраться на крышу и спасти семью.

2. «Психофизиологическая демобилизация». Длительность до трех суток. Для абсолютного большинства обследуемых наступление этой стадии связано с первыми контактами с теми, кто получил травмы, и с телами погибших, с пониманием масштабов трагедии («стресс осознания»). Характеризуется наиболее существенным ухудшением самочувствия и психоэмоционального состояния с преобладанием чувства растерянности, панических реакций (нередко – иррациональной направленности), понижением моральной нормативности поведения, снижением уровня эффективности деятельности и мотивации к ней, депрессивными тенденциями, некоторыми изменениями функций внимания и памяти (как правило, обследованные не могли достаточно четко вспомнить, что они делали в эти дни). Большинство опрошенных жаловались в этой фазе на тошноту, «тяжесть» в голове, неприятные ощущения со стороны желудочно-кишечного тракта, снижение (даже отсутствие) аппетита. К этому же периоду относятся первые отказы от выполнения спасательных и «расчистных» работ (особенно связанных с извлечением тел погибших), значительное увеличение количества ошибочных действий при управлении транспортом и специальной техникой, вплоть до создания аварийных ситуаций.

3. «Стадия разрешения» – 3-12 суток после землетрясения. По данным субъективной оценки, постепенно стабилизируется настроение и самочувствие. Однако по результатам наблюдений у абсолютного большинства обследованных сохраняются пониженный эмоциональный фон, ограничение контактов с окружающими, гипомимия (маскообразность лица), снижение интонационной окраски речи, замедленность движений. К концу этого периода появляется желание «выговориться», реализуемое избирательно, направленное преимущественно на лиц, которые не были очевидцами стихийного бедствия, и сопровождающееся некоторой ажитацией. Одновременно появляются сны, отсутствовавшие в двух предшествующих фазах, в том числе с тревожными и кошмарными сновидениями, в различных вариантах трансформирующих впечатления трагических событий. Например: «Снилась драка и перестрелка с покойниками, и не только погибшими здесь, но и с теми, которые умерли раньше».

На фоне субъективных признаков некоторого улучшения состояния объективно отмечалось дальнейшее снижение физиологических резервов (по типу гиперактивации), в 55 % случаев сопровождавшееся повышением давления крови до 140/90 – 170/100 мм рт. ст. в покое и до 200/100 мм рт. ст. при дозированной физической нагрузке, тахикардией (до 90-100 уд./мин) – у 90 %, в 40 % случаев выявлялись единичные экстрасистолы. У 50 % обследованных жизненная емкость легких составляла от 2000 до 3000 мл. Прогрессивно нарастали явления переутомления. Средние показатели физической силы и работоспособности (в сравнении с нормативными данными для исследованной возрастной группы) снизились на 30 %, а по показателю кистевой динамометрии – на 50 % (в ряде случаев – до 10–20 кг). В среднем на 30 % уменьшилась умственная работоспособность, появились признаки синдрома пирамидной межполушарной асимметрии.

4. «Стадия восстановления». Началась с 12-го дня после землетрясения и наиболее отчетливо в исследованный период проявлялась в поведенческих реакциях: активизировалось межличностное общение, начала нормализоваться эмоциональная окраска речи и мимических реакций, впервые после землетрясения были отмечены шутки, вызывавшие эмоциональный отклик у окружающих, восстановились сновидения у большинства обследованных. В состоянии физиологической сферы позитивной динамики и в этой фазе выявлено не было.

Клинических форм психиатрической патологии в изученный период времени после стихийного бедствия не наблюдалось, однако это не исключает высокой вероятности их развития в более поздние сроки («отставленное реагирование»), что предполагает необходимость проведения заблаговременных психопрофилактических мероприятий с использованием методов медицинской и социальной коррекции. С учетом мирового опыта можно также предполагать развитие у лиц, находившихся в очаге стихийного бедствия, различных форм психосоматических расстройств, связанных с нарушениями деятельности желудочно-кишечного тракта, сердечно-сосудистой, иммунной и эндокринной систем, что также требует разработки и проведения специальных медицинских и психопрофилактических мероприятий.

Ссылка на основную публикацию